<== туда? || туда? ==>


шумовая музыка            
времени суток


"Доброе утро. В эфире новости. Вчера в ходе боевых действий погибло еще несколько российских военнослужащих". Это первое, что я слышу. Да уж, добрее утра выдумать невозможно. Второе - хрипы умирающего будильника. Открыв один глаз определяю, что звонит... хрипит он уже полтора часа... проспали....

...Вороны за окном.
...Гавкают.

...Может, и впрямь вороны гавкают. Может, менты каркают. Милиция же под окном. Да это неважно, собственно. Еще можно спать. Говорят, когда человек просыпается не сам, а от постороннего звука, его душа не успевает вернуться в тело в тот же момент, и поэтому нельзя резко вставать. Главное -- вспомнить об этом, когда эта сволочь зазвенит. Только это еще не сейчас. Ну да, ну да, там уже рассвет или что-то вроде, а потом какого-то черта продираешь глаза прежде времени, -- ну, то есть, прежде времени, назначенного будильнику. Потом он обязательно опомнится, да причем с таким звуком, что, подскакивая, ты увидишь не только обрывки собственных снов, скоропоспешно расползающиеся по разным уголкам комнаты, но и всю свою жизнь, -- возможно, с того момента, как твой отец, узнав, что он будет твоим отцом, глубокомысленно нахмурился на тему 'Бля, да где ж взять столько денег?' ... А потом душа потребует еще несколько минут покоя для того, чтобы вернуться в слившуюся воедино с теплым бельем тушку, и естественно в следующий раз уже проснешься, когда распахнется дверь, и тогда ты поймешь, что любишь, любишь, просто-таки обожаешь и боготворишь этот будильник, потому что...

Маша, фак, мы проспали!!!! -- кричу я и застываю на пороге... Рот открывается без напряжения каких-либо мышц... По всей комнате валяются подушки, книги, свечки, монеты, тюбики, огрызки, обрывки, кусочки, стихи, пуговицы, полосатые носки, лифчики. Под всем этим великолепием похоронено нечто лохматое, которое поднимает голову, смотрит на меня с невинностью младенца и АБСОЛЮТНО НЕ ПОНИМАЕТ, ЧТО ПРОИСХОДИТ. Я убегаю занимать душ, а эта лохматость опять погружается в кучу того, что до ночного взрыва было ее вещами. Через некоторое время выхожу из душа, захожу на полигон -- лохматость лежит в той же позе. У ТЕБЯ СОВЕСТЬ ЕСТЬ?????

-- Маша, ФАК, мы проспа-а-ааали!! Господи, тебя тут что, взрывали?????
Ну да. Сплю я неспокойно. Просыпаюсь обычно, лежа головой туда, где вчера ночью (т.е. уже почти сегодня утром) покоились мои пятки. При этом подушки, одеяло, покрывало, простыня и сопутствующие товары (ну, в смысле, любые тряпки, оказавшиеся где-то в радиусе размаха рук) приобретают некую скульптурность и замысловатость. Ну, можно, конечно, сравнить и со взрывом. Я тоже не понимаю, почему ложусь на простынь, а просыпаюсь под ней. А важно?

-- Маша, у тебя СОВЕСТЬ ЕСТЬ???

Ну есть, есть, вернее, сейчас будет, сейчас я спущу с кровати ноги, и наверное меня заставит это сделать именно совесть. Или все на фиг, попросить ключи, позвонить на работу, сказать, что у соседской бабушки кот застрял в батарее, сослаться на тормозящих в условиях такой трагедии МЧС-овцев -- и спать дальше?

Топот ног за дверью, скулеж собаки (ненавижу собак), мя-ааау, мя-аааау, топ-топ-топ, ТУК! ТУК! МУ-У-УУСЬ! -- Все, щаз-щаз-щаз-щаз, встаю-встаю-встаю... Встаю... Иду.... Ищу... Носки... Лифчик... Не, сначала лифчик, потом носки... Да где тут хоть что-нибудь??! Пойду мыться в чем мать родила, вот так, пойду и все, в доме нет мужчин, мне вот говорили, кстати, что их вообще нет, мужчина -- это бред больного сознания и инфернальная по сути своей субстанция, то есть иллюзия и всетакое (mystic fairy object), и чего это их стесняться. Но там ходит эта собака, которая будет; обтираться об мои ноги своими грязными свалявшимися боками, так что все, я уже иду, Ксю, я уже честно-честно иду, вот уже сережки нашла, и теперь даже лифчик, и где-то здесь был второй полосатый носок, пусть эта сволочь обтирается об джинсы, неча, неча...

...Ненавижу собак. Особенно по утрам.

Совесть и Маша по утрам живут отдельными жизнями. Я мечусь по квратире и ругаюсь матом, потому что уже давно должна быть в оффисе, а Муся с совестью пьют чай и занимаются ежеутренней медитацией. Маша, БЕГОМ!!! -- Угу, говорит она и остается сидеть в той же позе."И вообще, чего ты такая злобная с утра?" А как не быть злобной, когда она безжалостно пинает собаку и орет на нее таким пронзительным голосом, что у меня дребезжит в ушах и оголяются нервы.

Холодильник, йогурт, колбаса, чай, сигарета, косметика, неважно в каком порядке, -- аттрибутика есть аттрибутика. Ну да. Наше радио  и  Шизгара-шоу. Оля Максимова куда-то пропала, Коля Маклауд на самом деле наверняка никакой не Маклауд, а Макаренко, или Муськин-Пуськин, вот Ксюша сейчас накрасится, позавтракает, мы разъедемся по работам и приблизительно так она меня и окрестит в ходе традиционного приветствия в ICQ.

Kогда есть деньги, можно поймать машину, когда денег нет, машину можно обматерить. Она хочет синюю Ниву, я хочу синюю Оку, или хотя бы тележку с ма-аааленькой лошадкой. Может быть, ей не придется соблюдать правила дорожного движения и торчать в пробках.

Вылетаем. Если есть деньги - значит шофер окажется мудаком, залезет во все пробки, постоит на каждом светофоре, да к тому же будет слушать радио  Маяк. Если денег нет - значит сшибет с ног запах метро, прижмут тележками толстые тетки, ударит дипломатом по коленке потный отвратительный субъект....Разве можно любить ТАКИХ людей?

Это если в пробках. А вот в метро торчать, буквально торчать из толпы утренних людей, вот это да, вот это вилы, вот тут никакая лошадка не поможет. Откуда столько людей? Ксюша закатит глаза, я подумаю что-нибудь нецензурное и ткну лопаткой позади стоящий конгломерат жира. Нет никаких людей, потому что мужчин нет, как ранее оговаривалось, а женщина -- не человек, потому что курица не птица, если я ничего не путаю. Ну где, где хоть один человек??

Итак, людей нет. Человек -- это иллюзия и гон утреннего сознания. Mystic-fairy-object. В метро по утрам ездят инфернальные субстанции вперемешку с наскоро накрашенными курицами.

А дальше?

Куча бумаг, факсы, боже мой, Марго, как ты это делаешь? -- Что? -- Ты сидишь, развернувшись на 180 градусов и печатаешь спиной к экрану. -- ...Хм. Ну естественно! Нашли чему удивляться. В противном случае я буду сидеть спиной к сисадмину, который играет в Диабло. Да я осознаю, что печатаю, не пугайтесь вы так, чего тут, плиз эдвайз, когда вышлете документы, и идите на фиг со своими инвойсами, апостиль стоит 75 баксов, а не 150, это я уже помню, и вообще научилась отличать апостиль от аффидавита явный прогресс, так что можно вполне повернуться спиной к экрану. По ту сторону сидит Ксюша и общается с очередной порцией нелюдей (я, может, ничего не понимаю в жизни, но люди не бывают с названием "грантопрос" и "грантоносец", носец, броненосец, потемкин, бронетемкин, поносец, фу-у-у, все, я хочу кофе, обеденный перерыв). Вот и думай после этого: за что платят деньги? Мы могли бы служить в разведке, мы могли бы играть в кино... Ай, ладно, к черту сослагательные наклонения.

А дальше -- звонки, звонки, люди, дюди, людикакбляди, блядикаклюди, нескончаемый, мутный, зловонный, отвратительный поток. Грантоносцы, грантопросцы, каждой твари по паре и начальник, который любит делать изумительной глупости вопросы. Один из признаков того, что вы живете в 21 веке - это когда ваш начальник не может справиться с вашей работой. Мой точно не может. Проверено.

Ловлю себя на том, что в ответ на вопрос очередного просителя говорю "Г-ы-ы-ы и пишу смайлики в официальных документах. Нет, эта лохматость, поистине зараза.


-- Мусь, что у нас сегодня вечером?

...Вечер. Салатик, скулящая собака, Земфира, ну нельзя же так громко, за нами скоро приедут. Милиция под окном. Может, и впрямь кто-нибудь приедет. Или самим куда-нибудь поехать. Где нас ждут? А то девочка-скандал созрела. Ксюша любит крутой экшн, то есть это неожиданные загулы в ночные клубы, текила и что-нибудь еще в том же духе. Но в ночных клубах не ждут. А в известных мне местах ждут нелюди. И я их люблю, но Ксю -- существо цивилизованное... Но, но, но я все равно ее веду к нелюдям. И потом выясняется, что это, оказывается, и есть крутой экшн.

Когда девочка-скандал созревает, контекст жизни начинает пестрить мужскими именами. У-уу, такие скандальные имена -- за нами точно скоро приедут. Со смирительными рубашками. Потому что в доме за  '16 тоннами' живет влюбленный в Ксюшу турок, и у него на втором этаже горит свет, а на десятом живет очередная инфернальная субстанция, и мне который раз приходится засыпать на кухне. Где можно промолчать ночь напролет. И я не могу там заснуть. Я ночами пересекаю тригонометрические тождества с иррациональной красотой бытия, наматывая их на стрелки часов, и к утру оказываюсь от собственных аллегорий с разбитой головой и с разбитым сердцем. А Ксюша всегда спит за стенкой, в любом доме. Эх-х, а вот выйти бы из дома и увидеть, что за тобой действительно приехали, и сесть, и уехать, и неважно куда.

Oна читает Мураками, я читаю Дао дэ цзин, -- ну точно, приедут, как пить дать, заберут, кстати, пить вредно, особенно на ночь, особенно из этих кружек. Напрашивается цитата про то, что женский алкоголизм не лечится, так ведь мы чай пьем, так ведь все равно вредно, потому что утром на лице будет написано что-нибудь несказочное. Ксюша, конечно, накрасится, а вот я буду еще ковырять ухо сережкой, когда она уже будет стоять в ботинках, а я буду босой ногой пинать собаку. Она успевает допить чай, а у меня полчашки остается. Она одевается как человек, а я как нелюдь. Она в  общем-то и есть человек, а я -- да что я, -- сущность, о людях мудрствующая. Она умеет варить кофе. Я умею покупать коврики для ванной, причем в неприличных для размеров любой известной мне ванной количествах. Она бывает в командировках, я бываю в депрессиях. Она там обретает любовь и плывет над туманами (вечными, рваными, -- ну черт побери, куда денешься от массовой культуры?? -- по утрам еще принято обсуждать группу Любэ, о чем я, конечно, забыла), я пишу стихи. Она пишет статьи, я строчу письма. И при этом на уме обязательно мужчины это просто закон жанра, жанр такой. Армянские князья. Двухметровые корейцы. Орки. Гоблины. Назгулы. За мной, нуминорцы!!! Да черт побери, приедут за мной когда-нибудь или нет??!

Вечер. Мне хочется экшна, Мусе -- бездействия. В итоге мы идем пить пиво с умопомрачительной красоты и глупости субъектом, и она пытается влезть на дерево. А потом агитирует всех придти в выходные в Нескучный для лазания по деревьям. Там точно заберут!

Приедут, милая, приедут. В соседних палатах ляжем.

Надо завтра встать пораньше. Потому что мне надоели косые взгляды, которыми меня простреливают коллеги, когда я опаздываю на час. ...Но М. садится за компьтер, произности коронную фразу: 'Сейчас, только...'

"Только" может быть -- проверить почту, с кем-то поздороваться, с кем-то попрощаться, выяснить некие суперважные вопросы (которые возникают в этой лохматой голове исключительно к ночи) -- и длится от часа до пяти. Я пытаюсь пинать ее ногами, но в ответ слыщу только бесценное  'Ща, погоди, только...'
Угу. Ну да. Ну-ну. Это как всегда. А чайку, а покурить, а Земфиру по телеку крутят, а, а, а-а-а-аааа, умираю, не пойдем гулять с собакой, и поутру, конечно же, будет потоп. А она еще обижается, если я его называю Абдуллой. А кто ж он, если не Абдулла. После того, как находится второй носок, остается найти тапки -- чтобы не наступить в лужу, и я выйду из комнаты, и Абдулла будет тереться об мою ногу, и я буду на него орать, а Ксюша будет сидеть на кухне и краситься. Нет у нас в стране групп, подобных Любэ. Пойдем скорее. Я уже должна быть на работе. До Октябрьской, пожалуйста. Я за компанию. Муся-Пуся. Марго, как ты это делаешь? Как меня все задолбали. Я, наверное, дура, потому что по нему скучаю. Спокойно, Ксю, я тоже дура, в смысле, посмотри на меня -- умная, а все равно скучаю, стало быть - все-таки дура, и курица не птица. Мне на работу пришло письмо о том, что разбитое сердце -- штука страшная: потеряв цельность, способность привязываться не теряет -- и начинает любить каждым своим куском, -- навроде червяка - разрежешь пополам - получится два полноценных червяка. Поэтому творческие люди постоянно влюбляются. Сердца у них - вдребезги искрошены. Боже, какой бред. А впрочем...

...Ну да, уже закат, давай сокрушаться на тему того, как быстро летит время, а еще на тему того, что рано или поздно надо заводить детей, и при этом ты будешь говорить про женское счастье в контексте семьи, а я буду говорить о человеческом счастье в контексте мира людей, которыми себя окружаешь, но в итоге когда-нибудь опять, конечно, соглашусь какой-нибудь частью вот этого артефакта, который норовит вылупиться из груди. И ты когда-нибудь будешь катать в красивой коляске нарядного карапуза, а я останусь одна среди нескольких десятков красивых людей, потому что васильковый князь уже много лет не отпускает меня на свободу, и потому что ясноокий витязь не знает, что я -- его. А меня так завораживает это состояние, что я не могу пошевелиться. Я клинически счастлива. Should have thought of that... should have thought of that... Слышишь?

Муся-Пуся все на свете знает. В ответ на любую фразу, она делает усталое лицо, в глазах ее появляется опыт тысячелетий... 'Ну Ксю!' -- и раскладывает все по полкам, подкрепляя цитатами из Дао. Делает это с такой агрессией, что я начинаю чувствовать себя либо маленьким ребенком (в лучшем случае) либо полной дурой. И откуда эта малютка все знает???

...Но за нами непременно приедут. Посуди сама: если не пришлют машину с водителем с работы, если не приедет скорая (если только ветеринарная, я когда-нибудь куда-нибудь сдам эту твою собаку, черт побери), если не приедут менты (ехать 10 метров -- лень, а пешком -- не круто, так что спи спокойно, дорогой дом, а мы будем всю ночь распевать колыбельные), так остаются разве что эти, на белых конях. Страшно сказать. Эти. Ну, эти. Ну...

Не приедут. А знаешь почему? Потому что по большому счету всем глубоко по фигу, что мы вообще есть на свете. Попробуй выйти на лестницу и крикнуть, что тебя насилуют. Только эхо раздастся: Искала-кала-кала, тьфу, то есть ночами-чами-чами ...

И еще знаешь что? Это-то как раз и радует. Потому что у меня есть ты, а у тебя есть я. Чем не образцово-лесбийская ячейка общества?


Шуровшоровзет... Шуровшоровзет... Шуровшоров, Шуровшоров.... Шуров... Шоров... шуровшоровшуровшоровшуровшоров......

Ш-ш-ш-шшшш........



Ксюша и я. Лето 2001.
<== туда? || туда? ==>